Skip to content

ФЕНОМЕНЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ

Что же тогда столь сильно трогает, потрясает и поражает зрителей в самое сердце? На чем основывается чарующая, волшебная сила представления, почему мы смотрим затаив дыхание, как представление цареубийства -- игра в игре -- накладывает в шекспировском"Гамлете" чары на игровое сообщество, которое само принадлежит к игровому миру, почему и сами мы оказываемся под властью этих чар? Ведь считается, что игра есть нечто"нереальное", но при этом не имеется в виду, конечно, что игра как играние не существует вовсе. Скорее, именно потому, что играние как таковое существует, разыгранного им игрового мира нет. Нет в той простой реальности, где развертываются игровые действия, но игровой мир -- вовсе не"ничто", не иллюзорный образ, он обладает приданным ему содержанием, это сценарий со множеством ролей. Нереальность игрового мира есть предпосылка для того, чтобы в нем мог сказаться некий"смысл", затягивающий нечто такое, что"реальнее" так называемых фактов. Чтобы сохранить выглядывающий из-за фактов смысл, игровой мир должен казаться"ничтожнее" фактов. В нереальности игры выявляется сверхреальность сущности. Игра-представление нацелена на возвещение сущности.

Э Финк - Основные феномены человеческого бытия

Экзистенция — такой уровень человеческого бытия, который не может быть предметом научного исследования. Она необъективируема, то есть никогда не может быть представлена как объект рассмотрения. Экзистенциалы представлены автором как способы человеческого су- ществования, как силы, конституирующие Я человека, как смысложиз- ненные основания бытийствования человека, как формы возможного про- явления онтической реальности для человеческого бытия.

По существу, умирание — это то, что происходит с нами повседневно, а не когда-нибудь однажды. Пребывать в мире — значит пребывать к смерти. Но люд скрывает от себя собственное бытие к смерти, вырабатывает способы успокоения перед ней.

Человек как философская проблема. Понятие человека. Феномены человеческого существования: Смерть -Свобода -Страх -Страдание - Здоровье.

Гараджи Бытийный смысл и строй человеческой игры Разломленность человеческого бытия на фрагментарные формы жизни, мужскую и женскую, есть нечто большее, нежели случайные биологические состояния, нежели чисто внешняя обусловленность психофизической организации: Каждый из нас выступает одновременно личностью и носителем пола, индивидом лишь в пространстве рода, каждый из нас лишен другой половины человеческого бытия, лишен в такой степени, что именно эта лишенность и порождает величайшую и могучую страсть, глубочайшее чувство, смутную волю к восполнению и томление по непреходящему бытию -- загадочное стремление обреченных на смерть людей к некоей вечной жизни.

О том, как Эрос в своей последней смысловой глубине отнесен к бессмертию смертных, Платон высказывает в"Пире" устами пророчицы Диотимы: К тому, что без труда дается бессмертным богам в их самодостаточности, стремятся смертные люди, которые не в состоянии уберечь свое бытие от разрушительной силы времени, -- и они почти обретают вечность в объятии. Возможно, доставляемое Эросом переживание вечности содействовало выработке человеческого представления о вечности и бессмертии богов, содействовало возникновению понятия бытия, разделившего смертное и бессмертное: Возможно, в человеческой любви коренится та поэтическая сила, что создала миф, и тогда Эрос на самом деле оказался бы старейшим из богов.

Все рассмотренные до сих пор основные экзистенциальные феномены суть не только существенные моменты человеческого бытия, но также и источник человеческого понимания бытия, не только онтологические структуры человека, но и смысловой горизонт человеческой онтологии. Тот род и способ, каким мы понимаем бытие, как мы рассматриваем многообразное сущее, как мыслим себе очертания вещи, делаем различие между безжизненным и одушевленным бытием, между видами и родами разнооформленных вещей, как мы толкуем сущность и существование, различаем действительность и возможность, необходимость и случайность и тому подобное -- все это определено и обусловлено своеобразием нашего разума, структурой познавательной способности.

Но ведь наш разум есть разум открытого смерти и смерти предуготовленного существа, разум действующего, трудящегося и борющегося создания, разум преимущественно практический, наконец -- разум творения, раздвоенного на две полярные формы жизни и томящегося по единению, исцелению и восполнению. Наш разум не безразличен по отношению к основным феноменам нашего существования, неизбежно он является разумом конечного человека, определенного и обусловленного в своем бытии смертью, трудом, гподством и любовью.

Конечность человеческого разума постигается недостаточно, когда ее истолковывают в качестве ограниченности, суженности, стесненности, то есть пытаются определить через дистанцию, отделяющую человеческий разум от некоего гипотетического разума божества или мирового духа. Измеренный божественной меркой, человеческий разум оказывается несущественным, убогим, жалким, тусклым огоньком, изгнанным в дальние дали от сияния, озаряющего вселенную. Разум бога не знает ни смерти, ни труда, ни господства над равным, ни любви как стремления по утраченной другой половине своего бытия.

Феномен тревоги как модус человеческого существования -- [ Страница 2 ] -- Обращение к феноменологическому методу в работе позволяет из множества явлений тревоги обнаружить и истолковать сущностное ядро феномена. Теоретико-методологическими ориентирами понимания социально-феноменологических характеристик тревоги послужили труды Г. В инструментарии исследования важное место занимают элементы герменевтической методологии, основные принципы которой заложены Ф. Дильтеем, и, в особенности, М.

Понимающие процедуры являются методологически необходимыми при исследовании многообразных интерпретаций феномена тревоги.

Феноменами, помогающими преодолеть страх, являются агрессия и смех. . еще одну сущностную экзистенциальную проекцию человеческого бытия.

Страх, как неотъемлемая часть человеческого бытия. Ирреальное для них всегда имеет приоритет перед реальным, нереальное влияет на них почти так же сильно, как реальное. Что управляет человеческой жизнью и заставляет его жить в мире иллюзий? Вероятней всего, в основе этого управления лежит страх! Но откуда берется страх и что это такое? Ранее мы выяснили, что все виды и формы жизни, начиная с самой вселенной и заканчивая человеческим обществом, обладают разумным полем.

Контуры этого поля выходят за границы своих физических оболочек, что позволяет разумным автономиям взаимодействовать друг с другом на энергетическом уровне.

Заметки о понятии страха в современной философии

, 17В этом приближении и вечной возможности, наконец, приблизиться страх раскрывает свой характер угрозы. Не будь страха, человек погиб бы в первый миг своего существования. Более того, он и существует лишь потому, что сам есть страх. В этом смысле человек раскрывается, как человек боящийся. Страх одновременно и опасное, и благодатное достояние человека. Потенциально человек в каждый момент существования отягощен страхом.

всё это феномены человеческого бытия, то есть это те феномены, Оно объемлет также и печаль, ужас, страх (например, игровое.

Шопенгауэр — один из тех мыслителей, чьим творчеством предваряется эпоха новейшей, так называемой"неклассической" философии. Его суждения и выводы полны парадоксов, непривычных для"здравого смысла". Например, человек не свободен, поскольку он действует по своей"воле"" удовольствие отрицательно, а страдание положительно; жизнь — ошибка, смерть — ее исправление. Далее мы увидим, на каких основаниях утверждаются эти парадоксальные тезисы.

Тема смерти занимает значительное место в главном сочинении Шопенгауэра, и в этом повороте к данной теме тоже проявляется его отход от предшествующей"классической" философии. Ложность жизни и подлинность не-жизни В чем же состоит"ложность" жизни и подлинность не-жизни? Человеку, — утверждал Шопенгауэр, — только кажется, будто жизнь — его подлинное существование. В действительности он"вытолкнут в жизнь" единой и бессмертной мировой волей; воля — вот что подлинно вечно существует.

Она является началом и местом впадения мимолетных индивидуальных существований, — то есть как бы океаном, выбрасывающим и поглощающим отдельные брызги заметим сходство с учениями о Брахмане и метемпсихозе. Шопенгауэр ставит"мировую волю" на место, отводившееся философами прежних эпох"мировому разуму","логосу","богу", которые якобы управляют миром, обеспечивают по- рядок и гармонию космоса.

Воля фундаментальнее, первичнее всякого разума. Воля сама по себе бессознательна и правит миром независимо от разума, хотя и употребляет человеческий интеллект в свою пользу. В подтверждение этого тезиса Шопенгауэр указывает, что воля действует и там, где ею не руководит познание:

ОСНОВНЫЕ МОДУСЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ

Роль общества в регуляции страха. Введение к работе Актуальность. Чувства и эмоции играют значительную роль в социальном бытии человека.

Разломленность человеческого бытия на фрагментарные формы жизни, .. Игровое удовольствие объемлет также и печаль, ужас, страх: игровое.

К ним относятся следующие понятия. Это целесообразная деятельность человека по удовлетворению материальных и духовных потребностей. Труд подразделяется на физический и умственный интеллектуальный труд. Все материальные и духовные ценности, накопленные человечеством — это результат труда многих поколений людей. Гуманисты эпохи Возрождения считали, что труд раскрывает огромные творческие возможности человека. Марксу, способность к труду — важнейший признак, отличающий человека от животного, в труде человек преобразует природу для создания благоприятных условий для жизни:

3. Феномены человеческого бытия

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли. Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха.

го бытия - одиночество, смерть и страх стали предметом научного иссле- Сами экзистенциалы как феномены человеческого бытия рассматри-.

Понимание человека как единства тела, души и духа позволяет выделить такие основные проекции его существования, как материально-природную, экзистенциально-личностную и социокультурную. Материально-природная проекция фокусируется во многом в опыте тела, которое выступает как продукт эволюции, подчинено общим законам жизни и ориентировано на удовлетворение естественных потребностей.

Современная наука накопила огромный материал, подтверждающий несомненную значимость биологических факторов в человеческой судьбе. Наиболее впечатляющими здесь выглядят открытия в области генетики, свидетельствующие о том, что около 40 процентов своих качеств человек приобретает посредством генетического наследования. Особенности конституции и темперамента, спектр психических задатков и способностей, склонность к тем или иным заболеваниям - составляют перечень лишь основных, но достаточно существенных для личности характеристик, предзаданных природой.

Вместе с тем редукция человека исключительно к природно-генетическим факторам не представляется правомерной. Уже психоанализ указал на слабость и несовершенство человеческих инстинктов по сравнению с животными, которые действительно получают комплекс готовых программ поведения, позволяющих им достаточно быстро адаптироваться к внешней среде. Сам факт вертикального положения человека говорит о том, что биологическое в человеке радикально трансформируется культурой и обществом, а тело выступает как продукт не только природной, но и социальной эволюции.

Наблюдаемые сегодня процессы акселерации, увеличение средней продолжительности жизни, перспективы клонирования и трансплантации органов опровергают бытовавшую ранее истину о том, что с завершением антропогенеза и началом истории биологическое развитие человечества как вида прекратилась. Современная наука склоняется к мнению, что мы можем, напротив, говорить об ускорении эволюционных изменений под воздействием социальных факторов.

Особую роль общества в организации человеческого тела и телесности можно проследить не только на материально-природном, но и на мировоззренческом уровнях. В системе универсалий культуры существенное место занимает так называемое"тело-канон", в котором воплощается идеальная модель тела, характерная для той или иной эпохи.

Человек - феномен бытия

Утверждение принципа свободы воли личности. Установление отношений уважения прав и достоинства личности. Реализация принципов социальной справедливости, равенства всех перед законом, защиты с насилия и гарантии свобод. Эти признаки гуманизма, выражающие отношение к человеку, обладание им правами и свободами, являются важными критериями социального развития.

ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ФЕНОМЕНЫ «СТРАХ», «УЖАС» И «ТРЕВОГА» КАК МОДУСЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ. Интерпретация феноменов страха.

Гараджи Бытийный смысл и строй человеческой игры Разломленность человеческого бытия на фрагментарные формы жизни, мужскую и женскую, есть нечто большее, нежели случайные биологические состояния, нежели чисто внешняя обусловленность психофизической организации: Каждый из нас выступает одновременно личностью и носителем пола, индивидом лишь в пространстве рода, каждый из нас лишен другой половины человеческого бытия, лишен в такой степени, что именно эта лишенность и порождает величайшую и могучую страсть, глубочайшее чувство, смутную волю к восполнению и томление по непреходящему бытию -- загадочное стремление обреченных на смерть людей к некоей вечной жизни.

О том, как Эрос в своей последней смысловой глубине отнесен к бессмертию смертных, Платон высказывает в"Пире" устами пророчицы Диотимы: К тому, что без труда дается бессмертным богам в их самодостаточности, стремятся смертные люди, которые не в состоянии уберечь свое бытие от разрушительной силы времени, -- и они почти обретают вечность в объятии. Возможно, доставляемое Эросом переживание вечности содействовало выработке человеческого представления о вечности и бессмертии богов, содействовало возникновению понятия бытия, разделившего смертное и бессмертное: Возможно, в человеческой любви коренится та поэтическая сила, что создала миф, и тогда Эрос на самом деле оказался бы старейшим из богов.

Все рассмотренные до сих пор основные экзистенциальные феномены суть не только существенные моменты человеческого бытия, но также и источник человеческого понимания бытия, не только онтологические структуры человека, но и смысловой горизонт человеческой онтологии. Тот род и способ, каким мы понимаем бытие, как мы рассматриваем многообразное сущее, как мыслим себе очертания вещи, делаем различие между безжизненным и одушевленным бытием, между видами и родами разнооформленных вещей, как мы толкуем сущность и существование, различаем действительность и возможность, необходимость и случайность и тому подобное -- все это определено и обусловлено своеобразием нашего разума, структурой познавательной способности.

Но ведь наш разум есть разум открытого смерти и смерти предуготовленного существа, разум действующего, трудящегося и борющегося создания, разум преимущественно практический, наконец -- разум творения, раздвоенного на две полярные формы жизни и томящегося по единению, исцелению и восполнению. Наш разум не безразличен по отношению к основным феноменам нашего существования, неизбежно он является разумом конечного человека, определенного и обусловленного в своем бытии смертью, трудом, гподством и любовью.

Конечность человеческого разума постигается недостаточно, когда ее истолковывают в качестве ограниченности, суженности, стесненности, то есть пытаются определить через дистанцию, отделяющую человеческий разум от некоего гипотетического разума божества или мирового духа. Измеренный божественной меркой, человеческий разум оказывается несущественным, убогим, жалким, тусклым огоньком, изгнанным в дальние дали от сияния, озаряющего вселенную. Разум бога не знает ни смерти, ни труда, ни господства над равным, ни любви как стремления по утраченной другой половине своего бытия.

Считается, что божественный разум безграничен, закончен, завершен и блаженно покоится в себе.

Феномены бытия человека (свобода, смысл жизни, любовь, смерть и др)

Бытие и его формы. Основные феномены бытия человека. Усилия мно гих ученых 0 0 1 разработать целостную теорию человека всегда на талкивались на серьезные трудности, связанные, в частности, с тем, что специальные науки о человеке давали знание лишь фрагментарное — об отдельных сторонах жизнедеятельности его организма, сознания и поведения.

Феномены человеческого бытия Библиотека учебной и научной литературы Не разумом, но волей обусловлен страх смерти, – ведь он свойствен и.

Гараджи Бытийный смысл и строй человеческой игры Разломленность человеческого бытия на фрагментарные формы жизни, мужскую и женскую, есть нечто большее, нежели случайные биологические состояния, нежели чисто внешняя обусловленность психофизической организации: Каждый из нас выступает одновременно личностью и носителем пола, индивидом лишь в пространстве рода, каждый из нас лишен другой половины человеческого бытия, лишен в такой степени, что именно эта лишенность и порождает величайшую и могучую страсть, глубочайшее чувство, смутную волю к восполнению и томление по непреходящему бытию -- загадочное стремление обреченных на смерть людей к некоей вечной жизни.

О том, как Эрос в своей последней смысловой глубине отнесен к бессмертию смертных, Платон высказывает в"Пире" устами пророчицы Диотимы: К тому, что без труда дается бессмертным богам в их самодостаточности, стремятся смертные люди, которые не в состоянии уберечь свое бытие от разрушительной силы времени, -- и они почти обретают вечность в объятии. Возможно, доставляемое Эросом переживание вечности содействовало выработке человеческого представления о вечности и бессмертии богов, содействовало возникновению понятия бытия, разделившего смертное и бессмертное: Возможно, в человеческой любви коренится та поэтическая сила, что создала миф, и тогда Эрос на самом деле оказался бы старейшим из богов.

Все рассмотренные до сих пор основные экзистенциальные феномены суть не только существенные моменты человеческого бытия, но также и источник человеческого понимания бытия, не только онтологические структуры человека, но и смысловой горизонт человеческой онтологии. Тот род и способ, каким мы понимаем бытие, как мы рассматриваем многообразное сущее, как мыслим себе очертания вещи, делаем различие между безжизненным и одушевленным бытием, между видами и родами разнооформленных вещей, как мы толкуем сущность и существование, различаем действительность и возможность, необходимость и случайность и тому подобное -- все это определено и обусловлено своеобразием нашего разума, структурой познавательной способности.

Но ведь наш разум есть разум открытого смерти и смерти предуготовленного существа, разум действующего, трудящегося и борющегося создания, разум преимущественно практический, наконец -- разум творения, раздвоенного на две полярные формы жизни и томящегося по единению, исцелению и восполнению. Наш разум не безразличен по отношению к основным феноменам нашего существования, неизбежно он является разумом конечного человека, определенного и обусловленного в своем бытии смертью, трудом, гподством и любовью.

Конечность человеческого разума постигается недостаточно, когда ее истолковывают в качестве ограниченности, суженности, стесненности, то есть пытаются определить через дистанцию, отделяющую человеческий разум от некоего гипотетического разума божества или мирового духа. Измеренный божественной меркой, человеческий разум оказывается несущественным, убогим, жалким, тусклым огоньком, изгнанным в дальние дали от сияния, озаряющего вселенную.

Разум бога не знает ни смерти, ни труда, ни господства над равным, ни любви как стремления по утраченной другой половине своего бытия.

Biblical Series I: Introduction to the Idea of God

Published on

Жизнь вне страха не только возможна, а совершенно реальна! Узнай как это сделать, нажми здесь!